Валерий Газзаев о телетрансляциях, поведении болельщиков и доходах в день матча

Фото: www.championat.com

Фото: www.championat.com

То, что задумал сделать в российском футболе Валерий Газзаев, иначе как революцией не назовешь.

– Телевидение, которое, по вашим оценкам, приносит клубам лишь 9% их годового дохода в сравнении с европейскими 48-52%. В вашем призыве к тендеру крупнейших телекомпаний за право показывать российский футбол многие усмотрели маниловщину. Какой тендер, если у чемпионата России удручающие рейтинги и федеральные каналы от него бегут как от чумы?

– У нас есть не лозунги, а конкретный план. Если сидеть на месте и ныть: рейтинги низкие, и что-либо сделать невозможно, то ничего и не поменяется. Но вот в начале 90-х телеправа английской премьер-лиги продавались за 11 миллионов фунтов. А теперь они стоят 2 миллиарда 200 миллионов евро. Потому что люди вносили инновации, совершенствовались. Правда, до того Англия из-за бесчинств своих хулиганов пять лет провела в изоляции. И за это время многое пересмотрела. Нам что, нужен такой же пинок для того, чтобы начать что-то делать?!

Хорошо, что уже начали появляться новые стадионы, без которых кардинальных изменений добиться трудно. «Казань Арена» или новый стадион «Спартака» – это уже совсем другая картинка и посещаемость. В Казани в прошлом сезоне в среднем на футбол ходило по 7 тысяч, а сейчас на «Уфу» почти 30 тысяч пришло. Не говоря о матчах с «Локомотивом» и ЦСКА, где было под 40. И на «Спартак» по 35-40 тысяч всегда будут приходить, как бы команда ни играла. Совершенно другим, чем на старых стадионах, будет уровень безопасности…

– И враз изменится полиция в той же Казани, которая отныне не будет раздевать приезжих болельщиц догола?

– На новых аренах с их оснащением такое и в голову никому не придет! И у болельщиков сознание изменится – с разрушения, бесчинств, мата на созидание, позитивное влияние на игру. Когда ты попадаешь в комфортные условия и к тебе относятся как к человеку, ожесточение проходит. Посещение футбола становится подобным театру, а в театре матом не ругаются и файеры на поле не швыряют. А ведь это все тоже отвращает приличных людей от футбола – как его очного посещения, тем более с детьми, так и просмотра по телевизору.

Теперь о тендере. Чтобы он получился эффективным и медиаправа были проданы не за мизерные 27 миллионов евро в год, как сейчас (что в 20 раз меньше, чем в Германии и Франции), а за достойные деньги, мы предлагаем пять пунктов. Во-первых, равные и прозрачные условия для всех телекомпаний и медиахолдингов, никаких льготных условий любому из них. Во-вторых, ограничение эксклюзивности: права должны продаваться, только будучи разбитыми на отдельные пакеты. Отсюда третье – запрет продажи всего объема медиаправ одному покупателю, как это происходило у нас. В-четвертых, ограничение продолжительности срока контрактов – от 3 до 5 лет. В-пятых, не проданные права должны передаваться клубам для самостоятельной продажи.

– Как все это повлияет на сумму контракта?

– Допустим, в Англии BSkyB транслирует матчи (причем не все, а лишь четыре в туре) в прямом эфире. ВВС и только она может в день тура показывать его обзор с нарезкой голов и опасных моментов. Только за это компания платит порядка 400 миллионов долларов. Разбивать продажу медиаправ на сегменты – значит, увеличивать общую сумму доходов, которую получают клубы!

– Но в той же Англии показа матчей премьер-лиги по общедоступным каналам давно уже нет, а телеконтракт – крупнейший в мире. Не находите, что трансляции отдельных матчей по бесплатным каналам, на которых вы настаиваете, автоматически снижают общую сумму соглашения?

– Обзор тура транслирует общедоступная ВВС. Схожая ситуация в Италии. Там разбивка футбола идет аж на пять каналов! Sky Sport показывает прямые трансляции, бесплатная RAI 1 имеет эксклюзивное право на обзор. На следующий день RAI 2 выдает в эфир мощное развлекательно-аналитическое шоу, за которое также платит клубам отдельную сумму, и т.д. В Германии тоже задействовано пять телекомпаний. Все это расширяет телеаудиторию и популяризирует футбол.

– И что же у итальянцев есть такое, чего нет на телевидении у нас?

– Там были и президенты клубов, и игроки, и тренеры, и политики, и актеры. Это очень интересный срез – как с точки зрения футбольных профессионалов, так и болельщиков, и простых обывателей, которым интересно мнение неспортивных персон. Шоу очень высокорейтинговое, проходит уже на неделе и начинается, по-моему, в 8-9 вечера. У нас я ничего подобного не знаю. А оно, не сбиваясь ни в желтизну, ни в слишком глубокую профессиональную специфику, поднимает интерес страны к футболу.

Хотелось бы, чтобы и у нас одна-две телекомпании показывали матчи в прямом эфире, третья – обзор тура, четвертая – такое шоу. При большом количестве компаний-правообладателей и качество в конкурентной борьбе будет улучшаться, и доход лиги станет иным. Да, требуется огромная работа. Но если резко не поднять доходы от телевидения, мы никогда не сможем соблюдать условия финансового fair play – а значит, быть конкурентоспособными в Европе. Уверен, что задача за два-три года приблизиться к тем же Германии и Франции достижима. Россия – огромная страна с огромными возможностями.

– Осознаете, что наш футбол сегодня – вообще не бизнес?

– Безусловно. Но он должен им стать, другого пути нет. Для этого нужно резко прибавить в двух вещах – помимо телеправ, это так называемые доходы в день матча. То есть продажа билетов, абонементов, атрибутики. Европейские клубы покрывают двумя этими статьями доходов 75% своего бюджета, а наши – лишь 12! А остальные 88 платит собственник, к тому же в 80% клубов – государственный… Какой тут бизнес, какой финансовый fair play?!

Подробнее: sport.mail.ru

Комментарии

Другие публикации