Православный террор, или Почему рэперам можно

Picture: baznica.info

Picture: baznica.info

Почему в Красноярске на самом деле отменяют концерты рок-музыкантов?

За последний год в нашей стране были отменены десятки концертов культовых музыкальных групп, среди которых Marilyn Manson, Cannibal Corpse, Sodom, Behemoth, Cradle of Filth и другие. Существует мнение, что запрет на их выступления был наложен в связи с активностью общественных, и прежде всего православных, движений. 1-LINE решил разобраться в ситуации. Корреспондент издания встретился со священником Красноярского Покровского собора Петром Боевым.

— Почему христианская церковь выступает против рок-музыки?

— Для начала: против рок-музыки никто не выступает. Я знаю людей, которые, будучи верующими и причастными к церкви, слушают рок-исполнителей. Нужно понимать, что есть люди, которые по-разному относятся к творчеству тех или иных групп. Если человек верующий, он в первую очередь обращает внимание на то, как артист себя позиционирует. Например, внешний вид Marilyn Manson кому-то кажется отпугивающим, но это только поверхностный взгляд на этого артиста и его творчество, потому что говорить о таких вещах необходимо, хотя бы немного разбираясь в искусстве. Ведь артист всегда предстает перед нами в условном образе.

Потом существуют простые тексты, которые воспринимаются без особых усилий, и такие, которые можно осмыслять вновь и вновь. Роман Достоевского «Преступление и наказание» можно при желании назвать экстремистским, потому что в нем подробно рассказывается о том, как человек вынашивает план убийства, а позже совершает его. И если бы не совесть, Раскольников так и остался бы безнаказанным и подтвердил подобное поверхностное впечатление о произведении.

Говорить о том, что церковь против рок-музыки, нельзя. Но всегда есть люди, которые транслируют какое-то мнение, и очень часто такие невзвешенные суждения становятся популярными.

Когда я узнал о том, что в Новосибирске были отменены концерты некоторых рок-групп, у меня возникло двоякое чувство. С одной стороны, просто отменять концерты — неправильно. Нужно предлагать что-нибудь взамен. И у людей, которые выступают за отмену концертов, не всегда это получается. Но, с другой стороны, специфика музыкального творчества такова, что содержание песен сохраняется на бессознательном уровне и укореняется как идея.

В подобных ситуациях конфликт неизбежен. Срывы выступлений мотивированы, скорее, даже не верой, а культурным фоном. Люди, выросшие на советских песнях о всеобъемлющем добре, не принимают тяжелую музыку с депрессивными стихами. И почти всегда действия этих людей направлены на появление страха, а впоследствии это неминуемо ведет к запретам.

— Можно ли говорить в подобных случаях о существовании такого явления, как «православный терроризм»? 

— Если мы говорим о неких социальных течениях, то такое возможно. Но если мы будем иметь в виду реальное христианство, такое определение выглядит весьма странным. Я знаю, что подобные вещи происходят в столице, а у нас этого практически нет. Например, казаки, традиционалисты и ультраконсерваторы этим не гнушаются. Как правило, они чаще всего применяют силовой подход, который пока работает. Но если разобраться и вглядеться в перспективы такого подхода к решению идеологических вопросов, станет понятно, что он скоро себя изживет.

Запреты ведут в никуда. Христос пришел к людям, чтобы дать им свободу. В данном случае рок-музыка рассматривается через призму конфликта правил и запретов. Слово «терроризм» по отношению к действиям ее противников допустимо, но более уместно другое — «агрессия». Очень печально, что именно таких агрессивных людей общественность воспринимают как представителей традиционного православия. На мой взгляд, они опасны как для людей верующих, так и для всех остальных. 

— В 60-х годах прошлого века возникло такое музыкальное направление, как христианский рок. Корректно ли такое название?

— Вряд ли можно говорить о существовании такого музыкального направления в нашей стране. Но если люди слушают такую музыку, значит, она имеет право на существование. Если честно, мне не нравится само название — так же, как мне не нравится термин «православная литература».

Мне нравится, когда человек пишет о серьезных вещах: свободе, личностности, чести. Но чтобы об этом говорить, не нужно придумывать какие-то дополнительные определения для жанров. Большинство авторов, позиционирующих себя как православные писатели, не слишком глубоки. Появление такого направления в музыке я бы рассматривал как некую реакцию на агрессивную проповедь христианства.

Любое общество всегда стремится к тоталитарности, и мы, как часть общества, движемся в том же направлении, когда предлагаем убрать те или иные группы от глаз и ушей российских слушателей. Но тогда возникает вопрос: что мы можем предложить взамен? Потому что если человеку постоянно указывать и диктовать, что он должен или не должен делать, у него возникнет ощущение задавленности, даже если ему будут навязывать самые прекрасные вещи.

Да, абсолютной свободы нет ни у одного человека хотя бы потому, что он постоянно взаимодействует с другими людьми. Но любое насилие, в том числе и духовное, деструктивно. Если, по моему мнению, кто-то что-то делает неправильно, моя задача как христианина — вдохновить человека на изменения в лучшую сторону. Ведь если я не буду уважать свободу других людей, тогда я сам не свободен.

— А какой, по-вашему, должна быть музыка, чтобы менять людей к лучшему?  

— Большинство рок-исполнителей воспитаны на классике, и любая музыка так или иначе с ней соотносится. Резкие и неожиданные переходы от консонансов к диссонансам вряд ли могут оказать серьезное разрушительное воздействие на психику человека — чаще подобные вещи указывают на жизненное неблагополучие самого автора и перепады настроения у него.

Музыкальные произведения являются концентрацией душевного мира человека. Та же самая группа Queen и её песня We will rock you, исполняемая во всех странах мира. Она заряжает позитивной энергией, вдохновляет. Но существует и музыка, провоцирующая агрессию, меланхолию или депрессию. Тем не менее нужно не запрещать людям ходить на концерты, а просвещать, предлагая им самое лучшее и предоставляя им тем самым право выбора. Корни ситуация, которую мы сейчас наблюдаем в нашем обществе сейчас, находятся в 90-х годах минувшего века, когда все стало доступным и дозволенным, а просвещение ушло на задний план.

— При всем том отечественные рэп-исполнители, открыто пропагандирующие наркотики, алкоголь и убийства, не вызывают претензий у православных активистов. Почему?

— Я думаю, что здесь все опять же дело в текстах. Если рэперы употребляют маты или говорят о наркотиках, для людей это не является смертельным. Но когда в песнях присутствует открытый или замаскированный призыв к поклонению Сатане, аудиторию это начинает пугать. Еще одной причиной неприятия такой музыки является то, что она приходит к нам с Запада: в обществе существуют фобии по отношению ко многим зарубежным явлениям культуры. Но если аудитория слышит что-то плохое, но русское, воспринимает его как норму. В головах жителей нашей страны уже сложились четкие представления о том, кто враг, а кто друг. А что касается наркомании и её пропаганды, то она у нас есть и затрагивает довольно большой пласт населения. Но мы готовы заниматься чем угодно, лишь бы не замечать этих проблем.

Материал: Руслан Максимов

Источник: www.iapress-line.ru

Комментарии

Другие публикации