Максим Коротких: “Что изменилось в «Рок-Сити» после отмены рок-концертов”

Фото: Мария Козлова

Фото: Мария Козлова

Что изменилось в «Рок-Сити» после отмены рок-концертов, с какими угрозами сталкивались организаторы концертов? Почему православные активисты ополчились на популярный ночной клуб, и нет ли в этом признаков подготовки рейдерской атаки, рассказал директор по развитию группы компаний «Конквест» Максим Коротких в интервью «Новосибирским новостям».

– Максим Валерьевич, что хотят от вас общественники, выступающие за отмену концертов?

– Как выяснилось, многие криминальные структуры просто ушли в общественные организации. Какие цели они преследуют – я не знаю. До концерта Behemoth никто не знал про них. Потом был Мэрилин Мэнсон и Cradle of Filth. На самом деле у меня скоро «мозг взорвется», я пытаюсь понять их действия, но не могу докопаться до истины. Я разговаривал уже на разных уровнях с представителями власти и правоохранительных органов – никто мне толком не может дать ответ.

В разговоре мне объясняют – это общественная организация, которая существует за чей-то счет, кто-то их финансирует, соответственно, эта организация имеет свои цели. Но почему они существуют и шантажируют власти своими требованиями – для меня непонятно. Все это напоминает борьбу с ветряными мельницами. Я думаю, что в скором времени скандалы вокруг «Рок-Сити» утихнут. Либо сменятся цели, либо найдется управа или протесты потеряют актуальность.

– Как вы относитесь к призывам защищать общество от навязываемых ему нравственных ценностей?

Я не отношусь к тем, кто выступает против концертов металлистов в «Рок-Сити», как к защитникам нравственности.

Когда мы общались с ними по поводу отмены концерта группы Behemoth мне поступило предложение сказать, где живут музыканты, чтобы переломать им ноги.

На что я сказал: «Вам, конечно, проще «переломать» беззащитных музыкантов, а попробуйте переломать ноги наркобаронам, которые организуют поставки наркотиков, или это богоугодное дело?» Но внятного ответа я не получил.

Мой друг рассказывал, что его 15-летний сын приходит из техникума и говорит: «Папа, я подписал петицию против выступления этого урода Мэрилина Мэнсона». Подростка встретил около метро представитель так называемых православных активистов, рассказал ему, какие половые извращения Мэрилин Мэнсон творит на сцене. Все в подробностях, причем это чистой воды выдумка. Кто развращает молодежь, тот, кто 15-летним рассказывает о половых извращениях? Здесь я не отношусь серьезно к нравственной части их деятельности, они явно не преследуют таких целей.

– Были ли еще отменены концерты, помимо тех, о которых широко известно после протестов?

– Выступление группы Cannibal Corpse отменили. По выступлению группы Sodom 4 ноября еще большие вопросы. Тут вопрос не концертов, а политики. Это работа общественных организаций, которые отменили выступление Behemoth.

– За отменой концертов металлистов и «Дня первокурсника» могут стоять конкуренты клуба?

Протесты против проведения концертов – это вряд ли происки конкурентов, но существует такое мнение, что здание на Красном проспекте, в центре Новосибирска может быть кому-то интересным.

Все ночные клубы проводят «Дни первокурсника», но внимание этих общественников привлек только «Рок-Сити». Все концерты металлистов – тоже только «Рок-Сити». Мне уже задают вопрос те же правоохранительные органы – почему все против вашего клуба? Может быть, это и попытка инициировать рейдерский захват. Наша служба безопасности эти вопросы прорабатывает.

– Были ли угрозы клубу и вам лично?

– До угроз не дошло, только на Behemoth были такие моменты, было много причин, из-за которых концерт отменили. Не то, чтобы мы боимся, но на Cradle of Filth была дополнительная охрана, планирование со структурами МВД.

– Какие потери для бизнеса вызвала отмена концертов металлистов?

Мы понесли серьезные потери при отмене концерта Behemoth, взяв на себя часть расходов. Продюсер Виктор Захаренко перенес Cradle of Filth на другую площадку и минимизировал потери, но есть деньги, которые он потерял – мы компенсируем ему часть. Есть определенные люди, которые сильно обижены на «Рок-Сити», но есть и те, кто понимают и сочувствуют. Если не мы, то кто.

Сейчас трудно оценить репутационные потери, после второй отмены концерта рейтинг на «Флампе» стал падать на глазах. Множество поклонников Cradle of Filth заваливают нас обидными отзывами, конечно – это их право.

– Насколько востребованы рок-концерты в Новосибирске?

– На рок-концертах обычно не так много людей. Мы разговаривали с концертными агентствами – за последние полгода ни одного прибыльного концерта. Поэтому привозить известных рок-музыкантов мы будем все реже.

На эту осень были забронированы несколько групп, но все эти даты снялись – народ не ходит на концерты. Но мы помогаем организаторам, к примеру – проводим панк-фесты. Я и сам вырос на панк-роке, «Гражданской обороне» и Sex Pistols, но сейчас панк практически не собирает зал. Нет смысла нести убытки, если он не нужен.

Однако некоторые группы уже едут за свой счет и сами договариваются, чтобы выступить.

– Может ли диалог с властью поменять ситуацию?

– Почему власти прислушиваются – и в какой-то мере подвергаются воздействию этих активистов – у протестующих активная жизненная позиция. Активисты кричат, протестуют, пишут жалобы, заваливают всех письмами и так далее – чиновникам проще успокоить этих людей и пойти у них на поводу, чем противостоять им. Есть представители этих организаций, но нет организованной молодежи, заинтересованной в концертах металлистов. Чтобы не было перекоса в общественном мнении и во мнении властей – нужно и этой части общества заявлять о своих интересах.

В плане музыкальной политики, как бы ни хотели эти активисты, но с ними я согласовывать ничего не собираюсь. Сейчас идет разговор с мэрией, чтобы создать определенную комиссию, которая будет давать грамотную оценку творчеству групп. Пока все возлагается на прокуратуру, но они не уполномочены это делать, и это не в их обязанностях. По законодательству есть определенный список групп, которые причислены к экстремистским и порочащим на сайте МинЮста.

Здесь же, вразрез с законом, активисты против тех групп, которые не запрещены. Можно было заранее составить список групп и отправить на экспертизу, но активистам нужна шумиха. Выбрали популярные Behemoth, Cradle of Filth, популярное мероприятие «День первокурсника».

Следующие нападки на празднование Хэллуина, следующим будет языческий праздник Новый год, затем, наверное, Масленица.

– Как будет меняться музыкальная политика клуба после протестов?

– Не то чтобы музыкальная политика будет меняться, но я стал более внимательно относиться к репертуару групп, потому что бывали и проколы. Выступали какие-то коллективы, чью программу нужно было изучить более внимательно – я бы их, наверное, не выпустил на сцену. Есть какие-то правовые вопросы, касающиеся определенных пунктов в договорах на проведение этих концертов. В этой сфере я какие-то моменты подкорректировал – на будущее.

Клуб всегда в стороне от политики, от религиозных направлений и мероприятия для сексуальных меньшинств мы стараемся не делать. Дело в том, что в последнее время мы сами не организуем концерты, а предоставляем площадку для проведения, сдаем клуб в аренду. И после первого случая с отменой концерта я стал более внимательно к этому относиться, к правовым вопросам и заключению договоров.

Сейчас набирает популярность новое направление – «трэп». В прошлом году самым востребованным жанром был «дабстеп». Мы открываем для себя новые форматы для всех поклонников разных исполнителей.

В принципе, мы всегда охотно проводили мероприятия в поддержку благотворительности – предоставляли площадку, если проект действительно нужен городу. В ближайшее воскресенье будет проект для фонда «Доброе сердце», в ноябре – декабре будут выступления различных групп в поддержку благотворительного фонда «Детские домики», музыканты играют бесплатно. Мы делали концерты в поддержку Алексея Костюшкина, лидера группы «Коридор», страдающего от тяжелой болезни – бокового амиотрофического склероза.

Подробнее: nsknews.info