Илья Бортнюк: Зачем столько новых фестивалей?

Фото: www.colta.ru

Фото: www.colta.ru

12—13 июля в Петербурге в ЦПКиО им. Кирова в 13-й раз пройдет фестиваль «Стереолето». Его хедлайнерами станут пропагандисты кубинской музыки Buena Vista Social Club, шведская авант-поп-дива Дженни Уилсон и норвежская прог-рок-джазовая формация Jaga Jazzist, а от России (и СНГ) сыграют «АукцЫон», а также Евгений Гришковец и грузинская группа «Мгзавреби». «Стереолето» — один из долгожителей среди российских опенэйров — своим статусом и идеологией практически полностью обязан его организатору, директору компании «Светлая музыка» Илье Бортнюку, который организовал свой первый фестиваль в 1991-м. В беседе с COLTA.RU промоутер, первым подписавший контракт с «Ленинградом» и вписавшийся во многие страницы российской музыкальной истории, вспоминает свою профессиональную биографию — от клуба TaMtAm до наших дней.

— Количество фестивалей растет, но концертная индустрия становится менее защищенной. То ФМС приходит к организаторам, то православные с хоругвями. Положительных законодательных изменений нет.

— Культура и вот такие концерты, с точки зрения нашего правительства и депутатов, — это разные вещи. И как бизнес это для них тоже неинтересно. Больше денег приносит нефть. Или даже авторское право. И у нас нет профессионального объединения концертных деятелей. Каждый сам за себя. Сплошная конкуренция. В отличие от Финляндии, Норвегии, где такие объединения есть, они лоббируют законы, помогают друг другу. Здесь же иногда кажется, что вокруг сплошное злорадство: мол, эти потонули, а я-то остался! Я отметил это на конференции Colisium в Питере, где организаторы собрали за одним столом коллег, чтобы обсудить какие-то общие вопросы, проблемы, но практически все участники давали понять: мы — конкуренты, разговаривать нам не о чем. Это печально, конечно.

— Был период, когда вы привозили больших зарубежных хедлайнеров типа Air, Massive Attack, Ника Кейва.

— Все артисты появляются не случайно. Я их зову, потому что они мне нравятся. Иногда, конечно, на фестиваль приходят люди, которые не хотят знать ничего про другие группы. Это такая российская особенность. Я слышал, что так происходит на фестивале Park Live: толпа идет на Limp Bizkit, они заканчивают петь, толпа уходит, а навстречу другая — на Земфиру…

Все шло по нарастающей. Сначала — недорогие группы. Потом —Gotan ProjectAir. Их тогда было легче привезти, они еще не так дорого стоили. И конкуренции в фестивалях не было. Сейчас конкуренция безумная, особенно в Москве. То есть понятны, конечно же, цели: чтобы выйти на рынок с новым крутым фестивалем. Но зачем столько? Публики же больше не становится… И при этом я знаю, что в эти московские фестивали идут серьезные инвестиции, соответственно это риски. Я не понимаю, как в Москве в один уик-энд могут проходить «Дикая мята» и «Усадьба Jazz», где не только публика, но и артисты некоторые одни и те же! В Питере такое вообще невозможно.

— Часто у вас происходит конфликт бизнесмена с меломаном?

— Постоянно. Но я стараюсь находить баланс. Практически всю программу формирую я сам, конечно, прислушиваюсь к чужим мнениям. Лайнап я делю на три категории. Культовые артисты, вошедшие в историю. В этом году это Buena Vista Social Club и «АукцЫон». Потом — новые актуальные артисты, о которых пишут и говорят, вокруг которых есть определенный хайп. И совсем новые группы, про которые мало кто еще знает. У меня есть возможность привезти новых, неизвестных артистов — и многие из них становятся настоящим открытием для нашей публики, мы потом даже начинаем возить их с сольными концертами. Есть, конечно, команды, о которых здесь вообще пока не знают — или знают совсем мало. Скажем, на прошедшей Primavera мне очень понравились такие группы, как Blood Orange и FKA Twiggs. Посмотрим, может, привезем их на следующее «Стереолето». К сожалению, у нас здесь публика не все оценит. Можно привезти, скажем, лондонцев Jungle  — ну, человек 150 придет их послушать, в то время как на западных фестивалях на их выступление соберется пять-семь тысяч человек.

— В последнее время «Стереолето» проводится днем, на него активно приглашают приходить семьями. Это попытка найти новую аудиторию?

— Скорее расширить. Вообще мы ориентируемся на разную аудиторию, но ее объединяют, я думаю, хороший вкус, творческое отношение к жизни, желание узнать что-то новое. Фестиваль — живой организм. Я меняюсь, мир меняется. У меня две дочки, одной 13 лет, другой 5 с половиной, и они тоже ходят на фестиваль. И здесь есть музыка, которая понравится и им, и 65-летней маме Регины Спектор. И тем, кому сейчас 20—25. Но я считаю, что именно сейчас фестиваль похож на лучшие западные образцы. Сюда можно и прийти с семьей, и заняться чем-то, кроме музыки. И, конечно, можно услышать много прекрасной, удивительной, вдохновляющей музыки. Я очень горжусь тем, что многие мои западные коллеги пишут мне, что у меня great line-up. И это на самом деле так!

Подробнее: www.colta.ru

Комментарии

Другие публикации