Экcперты о концертном рынке городов Сибири

Фото: www.dela.ru

Фото: www.dela.ru

Красноярцы долгое время не были избалованы разнообразием концертного репертуара: первое коммерческое гастрольное агентство появилось у нас только в 2002 году.

Зато сейчас город пестрит афишами: концерты – практически ежедневные, артисты и группы – на любой вкус.

В чем состоит работа организаторов гастролей? С какими проблемами им приходится сталкиваться? Что остается «за кулисами»?

Об этом Sibnovosti.ru рассказывают директор концертно-гастрольного агентства «Музыкальный город» Александр Рыжов, исполнительный директор продюсерского центра ARTICOOL Антон Гладков и начальник отдела маркетинга и рекламы Красноярской краевой филармонии Наталья Иванова.

— Что привлекает предпринимателей в гастрольно-концертном бизнесе? — размышляет Антон Гладков. — Низкий порог входа и высокая рентабельность. Потому сегодня появляется много новичков, которые так же быстро прогорают. Дело в том, что ни один артист не может дать стопроцентную гарантию аншлага. Мы можем попасть в ожидания публики, а можем и не попасть — это наши риски. При этом продюсерский центр выплачивает гонорар артисту, берет на себя расходы по организации своей части тура. Артист может отказаться или заболеть. Вернуть тебе предоплату. А ты уже заплатил за рекламу, продал билеты, купил авиабилеты и забронировал отель. Деньги в полном объеме вернуть не получится, неустойки съедят солидную часть бюджета.

А вот по мнению Александра Рыжова, гастрольно-концертный бизнес существенно изменился в последние годы, и не в лучшую сторону.

— Чисто по-человечески гастрольный бизнес мне сейчас неприятен, поскольку стал слишком меркантильным, – признается Рыжов. — Артисты окружены огромными менеджерскими штатами, которые манипулируют продюсерскими конторами, стараясь урвать куш пожирнее, в ход идут любые уловки. В результате теряется качество, что в итоге может отразиться на репутации артиста. Раньше такого не было. Артисты, музыканты сами приходили к нам, со многими складывались дружеские отношения. И мы работаем с теми, кто ценит такие отношения больше денег.

Наши эксперты сходятся во мнении, что в России — особая гастрольная политика и собственный подход к формированию цен на билеты.

— Например, американцы очень ценят время как главный жизненный ресурс, — говорит Антон Гладков. — Поэтому билет, купленный за месяц, будет стоить 100 долларов, и ты можешь выбрать любое место, ну кроме VIP. А за неделю до концерта — 150 долларов, и выбора мест уже нет. По принципу: кто быстрее, тот и прав. У нас такая система не работает. В России практикуется система из 12 ценовых поясов. Практически проверено, что билеты верхнего и нижнего ценового диапазона должны продаваться равномерно — это говорит о верно подобранном уровне.

Александр Рыжов убежден, что каждый город в России имеет собственные музыкальные вкусы, и надо хорошо понимать, куда и зачем ты везешь артиста.

— Специфика сибирских городов очень разная, — делится Рыжов. — Например, Омск стоит особняком, его никто не может победить, там аншлаговые артисты проигрывают, а аутсайдеры вдруг собирают аншлаги. Новосибирск – более академичный. А Иркутск абсолютно шансоновый. Томск — город университетский, среди студентов популярны бюджетные молодежные форматы. Владивосток – уникальный город, где Гриша Лепс собирает по 4–5 концертов, и, несмотря ни на какую охрану, на сцену обязательно прорываются какие-то ребята, чтобы пожать руку, побрататься, ничто не может их остановить. В Чите популярна недорогая попса, рок здесь вообще не проходит. Улан-Удэ — сложный город. Трудно угадать его настроение. То вдруг валом идут на антрепризу, а на следующий год готовишь для них еще более интересную программу, и такой актер, как Константин Райкин, вдруг проваливается. Мы включаем этот город в программу, каждый раз ожидая неприятного сюрприза. Красноярск — город консервативный, какие-то эксперименты здесь дорого обходятся. Но меня радует, что появилась тенденция гастролей в малых городах. Канск, Ачинск, Назарово, Тайшет, Усть-Илимск, Усть-Кут, Лесосибирск, Енисейск, Железногорск все чаще включаются в гастрольный график и концерты там успешнее, чем в крупных городах. Затратная часть гораздо ниже, чем в миллионниках. Аренда на порядок ниже, рекламная кампания ограничивается расклейкой афиш. При этом есть неплохие площадки — небольшие, уютные залы ДК.

Наталья Иванова отмечает, что в Красноярске появилась новая интеллектуальная публика — молодые люди, студенты, которые с удовольствием посещают академические и джазовые концерты.

— Филармония работает с людьми всех возрастов: спектакли для детей, абонементы и для молодежи, и для старшего поколения, эстрада для всех. Мы заметили, что последнее время филармония активно прирастает студентами. Этот зритель с удовольствием, самостоятельно приходит на концерты классической музыки, на джазовые концерты. Традиционно к нам с удовольствием ходит старшее поколение. Ведь мы выполняем не только культурно-просветительскую, но и социальную функцию. Филармония — это место, куда люди приходят в праздничном настроении, могут светски пообщаться, приятно провести время в современном интерьере, с чарующими видами на Енисей.

Эксперты -— представители гастрольного бизнеса — единодушно считают, что публика в Красноярске предана полюбившимся артистам.

Не устаю удивляться преданности зрителей, — говорит Гладков. — Когда мы переносили концерт Антонова на несколько месяц вперед, билеты сдали только треть купивших. 70% почитателей таланта оставили билеты у себя – как гарантию того, что концерт состоится, Антонов поймет, как его ждут, и приедет. Так и случилось.

В то же время красноярские продюсеры отмечают засилье низкопробной культуры.

— Очень трудно сегодня противостоять низкопробному ширпотребу, который массовым потоком крутиться в ротации федеральных телерадиоканалов, — говорит Рыжов. — К сожалению, на уровне государства практикуется безответственный подход к формированию культуры. При этом, конечно же, продюсер не может продвигать артистов, которые отвечают исключительно его личным вкусам. Я очень часто, находясь в зале, наблюдаю, как налаживается глубокий, искренний контакт между артистом и залом, и это вызывает уважение, даже если моим личным вкусам этот исполнитель не отвечает. У продюсера, который работает с таким артистом, должно быть несколько качеств: интуиция, чтобы увидеть талант, и огромная любовь к этому человеку и его искусству, чтобы успешно продвинуть его и не сломать артиста.

Продюсеры признаются, что любят работать с зарубежными артистами.

— У западных артистов совершенно иной подход к райдеру, обусловленный тем, что живут в туре, путешествуют в большом комфортабельном автобусе со спальными местами, — рассказывает Антон Гладков. — С ними фура с аппаратурой. Перед концертом эвент — обязательный выходной день, с колес они в принципе не работают. Соответственно, у них тайм-менеджмент как на конвейере. Вот пишут — нам нужен кейтеринг-рум со шведским столом, открытый с 6 до 23 часов и не далее, чем в 20 метрах от сцены. В такое-то время подать горячее и жидкое, столько-то блюд на выбор, в такое-то время полдник, ужин и прочее. Как в отеле. Разные группы персонала приходят точно по часам, едят и дальше работают. Все просчитано. А нам… приходится импровизировать, как и где разместить столовую, нанимать кейтеринг…

— Вообще очень приятно и интересно работать с западными артистами. В них высочайший профессионализм сочетается с душевностью и простотой в общении. Нет высокомерия и заносчивости, просто каждый на высшем уровне делает свою работу и получает от этого удовольствие. Каждый раз это поучительный мастер-класс на тему «как надо жить и работать». Это касается и таких мэтров, как Deep Purple, Scorpions, Gary Moore, Alice Cooper и звезд меньшего масштаба. Их райдер подчинен тому, чтобы ребята максимально качественно отработали шоу. График рассчитан по минутам, к приезду хедлайнера площадка собрана и настроена, остается несколько нюансов, что занимает не более получаса.

Подробнее: krsk.sibnovosti.ru

Комментарии

Другие публикации